Вслед за «Икаром» // Кобрин-информ. – 2005. – 17 февраля. – С. 3.

Отзывы читателей газеты «Кобрин-информ» на публикацию о бывшем пред¬седателе колхоза «Заря».

Вслед за «Икаром»

Статья «Икар эпохи социализма», опублико­ванная в №4 за 27 января, взволновала многих жителей нашего города и района — людей, кото­рые лично знали Анатолия Емельяновича Гуцева, уважали и любили человека, который внес ог­ромный вклад в становление и упрочение колхо­за «Заря». Материал, подготовленный А. М. Сущуком, имел большой резонанс, газета «Кобрин-Информ» получила более десятка отзывов на эту публикацию. Почти в каждом письме — предло­жение отдать дань заслугам А. Е. Гуцева. Сегод­ня «К-И» публикует мнения читателей, а решение о том, как сохранить память о выдающемся пред­седателе «Зари», должны решить те, кто идет вслед за ним.

«Гуцева я не знала и даже ничего не слышала о нем. Но прочтя статью «Икар эпохи социализма», я была глубоко тронута, мне искренне жаль, что так несправедли­во поступили с этим человеком. Побольше бы нам таких Гуцевых, и тогда бы наши предприятия, крупные и малые, работали с прибылью, а рабочие получали бы прилич­ную зарплату.

Трагическая судьба Анатолия Гуцева ложится пятном на совесть всех нас. Этого человека вернуть нельзя, но я думаю, что добрую память о нем мы обязаны сохра­нить. Почему бы, например, не установить мемориальную доску на конторе ОАО «Вос­ходящая заря», назвать бы улицу его именем в д. Хидры, а может, и все это хозяйство, успешно развивающееся на построенном Гуцевым фундаменте. Хочется отметить, что благодаря трудолюбию нынешнего председателя И. И. Тарасюка все то, что было за­ложено Гуцевым, продолжает успешно развиваться.

Где же теперь наши Гуцевы? Почему в печати нет критических статей современ­ных Гуцевых? Критика снизу должна быть намного более действенной. И в наше вре­мя, как и в партийное, имеют место факты неприязни, а то и преследования тех, кто смело высказывает свои суждения, не совпадающие с мнением руководства. Поэтому больше бы таких статей о Гуцевых — тех Гуцевых, которые среди нас».

Хомчик Лидия Алексеевна, г. Кобрин

«Я внимательно ознакомился со статьей в газете «Кобрин-Информ» «Икар эпохи социализма» о председателе колхоза Анатолии Гуцеве. Не могу остаться равнодушным. В то время я работал заместителем председателя райисполкома, начальником управления капитального строительства. О Гуцеве одной статьей всего не расскажешь, но, тем не менее, дополню рассказ особыми чертами этого человека.

Однажды, будучи дежурным по райисполкому, в журнале «Сельс­кая новь» я прочитал статью о проводимом эксперименте (в районе Тамбова) по механизированному откорму свиней — 5 тысяч голов об­служивают всего три человека: электрик, ветврач и механик. Я тут же позвонил Анатолию Гуцеву, зная, что он первым вводит самые пере­довые технологии в своем хозяйстве. Не прошло и пяти дней, как Гуцев и я, предварительно согласовав с обкомом и облисполкомом, вы­ехали на место эксперимента. Нам показали технологические процес­сы через большое витринное стекло, но дальше не пустили — такими жесткими были условия эксперимента. Тогда мы в Тамбовском НИИ нашли специалистов-энтузиастов, которые за одну ночь втайне и под честное слово сделали нам копии чертежей этого экспериментально­го комплекса. Пришлось заплатить 700 рублей (у меня месячная зар­плата — 200 р., не больше было и у Гуцева) — понятно, что списать эти деньги без нарушений было невозможно.

Добытые таким образом чертежи были переданы нашему Брестс­кому институту «Брестгражданпроект». Не прошло и пяти месяцев, как в «Заре» у Гуцева развернулась очередная стройка, о которой еще не знало местное партсоветское руководство. Только после ввода в экс­плуатацию, на республиканском семинаре был обнародован этот ком­плекс, который и сейчас решает основные экономические вопросы хозяйства.

Или такой момент. Вместе с Гуцевым пришлось изучать экспери­мент по повышению надоев молока и его жирности с помощью добавок в корма хореллы – высокобелковой субстанции, за счет чего надои увеличиваются до 15%. Жирность – до 12%. Для этого была построена теплица, в которой планировалось организовать выращивание этой самой хлореллы. К сожалению, эти замыслы не удалось осуще¬ствить по известным теперь причинам. Гуцев не вписывался в стан¬дарты того времени — он его намного опережал».

Лавринюк Александр Николевич, г. Кобрин.

«Статья А. Сущука «Икар эпохи социализма» не может оставить равнодушным ни одного человека, знавшего и не знавшего А. Е. Гуцева. У меня чувство двоякое: душевная боль за то, что растоптали такого чело­века, и светлое чувство к людям, которые вспомнили А. Е. Гуцева в канун его 70-летия.

Меня, молодого специалиста, после окончания техникума прислали в колхоз «Заря» по направлению. Теоретически я была подготовлена, но, не имела никакого практического опыта. Я и сегодня с благодарностью вспо­минаю А. Е. Гуцева, З. Б. Дубинко, которые помогали мне постигать осно­вы экономики сельского хозяйства. А. Е. Гуцев, сам почти не отдыхая, заставлял нас, молодых специалистов, вникать во все хозяйственные дела, будь то строительство зернохранилища, свиноводческой фермы или Дома культуры. Он выстраивал перед нами такую панораму будущего хозяй­ства, так свято верил, что свой колхоз выведет на самые передовые пози­ции, что и народ ему верил и поддерживал. Да, у Гуцева А. Е. характер был непростой. Но он был неординарной, творческой, всеохватывающей личностью. Он творил, делал все на благо своих сельчан. Люди его люби­ли, верили ему, уважали, прощали некоторые его слабости, нестандарт­ные решения проблем. Спустя некоторое время мне пришлось видеть, как люди в силу своих возможностей защищали своего председателя, может быть, самим Богом посланного им. Запомнилось, как многие пере­живали, когда А. Е. Гуцев с вилами в руках работал, возмещая ущерб колхозу (Боже! Язык не поворачивается произнести такое слово), как со­чувствовали сыну А. Гуцева Сергею.

Считаю, что проблема, поднятая А. Сущуком, высоконравственная, выстраданная и проверенная временем. Имя Анатолия Емельяновича дол­жно быть реабилитировано во имя всех тех людей, кто с ним трудился, и во имя тех, кто и сегодня продолжает все его начинания».

Д. В. Рогачук, бывший экономист колхоза «Заря», г. Кобрин

«С большим интересом прочи­тав обстоятельную статью «Икар эпохи социализма», считаю себя обя­занным сказать свое мнение, по­скольку знал Анатолия Емельянови­ча по работе.

Я работал в «Сельхозтехнике» заместителем управляющего, заве­довал пунктом технического обеспе­чения. А. Е. Гуцев сам лично приез­жал в «Сельхозтехнику» для решения технических вопросов, набора запча­стей. Этот человек интересовался всем. По всему было видно, что он хорошо разбирается в технике: он не брал лишних деталей и всегда тре­бовал высокого качества ремонта.

Я не раз слышал его убедитель­ные выступления на партийных ак­тивах. Он никогда не хвастался дос­тигнутым, зато, не стесняясь, выс­казывал свое мнение и отстаивал его. Многие, кто его знал, пережи­вали за его судьбу.

Я благодарен А. Сущуку за то, что он вспомнил об этом человеке. Гуцев создал крепкий фундамент, и по настоящее время это хозяйство не сдало заложенных позиций, а ее нынешний руководитель И. И. Тара­сюк все это приумножил. Я считаю, что о таких людях надо помнить и назвать одну из улиц в д. Хидры его именем».

С уважением В. П. Зайчук, г. Кобрин

«Статья о новаторе, бывшем председателе колхоза «Заря» А. Е. Гуцеве рассказывает о руководителе, чья целеустремленность и предприимчивость стали главными слагаемыми в достижении хороших результатов в сложном с/х производстве. Сейчас трудно поверить, что в 60-70 годы так трудно было работать, правильное, но смелое решение, принятое вопреки желаниям партийного ру­ководителя, могло негативно отразиться на человеке.

Кроме всех добрых производственных начинаний А. Е. Гуцев стремился иметь в колхозе средства связи. Он одним из первых руководителей колхозов уже в 1968 году настоял, чтобы в «Заре» установили автоматическую телефонную станцию на 50 номеров за средства хозяйства. Замечу, что в 1967 году в Кобринском рай­оне были установлены всего две АТС по 50 номеров — в д. Остромичи и д. Городец и за бюджетные средства. Телефонизация в колхозе «Заря» дала возможность каждому труженику дозвониться в город, на ферму, в бригады, мастерские, на квар­тиры специалистов. Открылся другой мир, новые возможнос­ти, и начало этому положил А. Е. Гуцев».

Ф. С. Дубчук, г. Кобрин

«Историю об А. Е. Гуцеве старшее поколение Кобринщины помнит. Судьба этого человека была раската­на катком существующей системы. Я благодарен вашей газете за то, что вы публикуете статьи о замечательных людях, а также тем, кто пишет о них».

С уважением Георгий Филинович, д. Городец.

«Как ученого-аграрника, окончившего аспирантуру, меня глубоко взволновала статья А. М. Сущука «Икар эпохи со­циализма» о выдающемся ученом-практике, внедрившем в сельскохозяйственное производство передовые достижения науки и техники, нашем замечательном земляке Анатолии Емельяновиче Гуцеве.

Имя А. Е. Гуцева известно не только жителям Кобринского района, но и далеко за пределами области. А. Е. Гу­цев успешно решал вопрос развития инфраструктуры на селе: построил жилье, школу, больницу, магазины, Дом куль­туры, бассейн, дороги, провел телефонизацию, о чем и се­годня многие сельчане лишь мечтают.

Мы сожалеем, что бюрократы-чиновники ввиду их лич­ных амбиций, зависти, неприятия критики воспрепятство­вали деятельности выдающегося человека современнос­ти. Согласны, что следует увековечить имя Гуцева в исто­рии Кобринщины — переименовать ОАО «Восходящая заря» в ОАО им. Гуцева или хотя бы назвать улицу, установить доску на здании правления хозяйства и, безусловно, пол­ностью реабилитировать его».

Антонина Степановна Гушпит, г. Кобрин

«Мы с мужем не могли сдержать слезы, читая статью «Икар эпо­хи социализма». Прошло полнедели, а успокоение не проходит, и я взялась за перо.

О Гуцеве ходило много слухов, все они были разноречивы, и толь­ко статья А. М. Сущука, основанная на архивных документах, откры­ла глаза, каким был этот человек, его дела и то, почему он так рано ушел из жизни. …Колхозу «Заря», которому А. Е. Гуцев отдал столько сил и энергии, нужно присвоить его имя, и тогда можно будет считать, что это имя реабилитировано.

Прекрасно, что у Гуцева А. Е. оказался достойный преемник — нынешний председатель колхоза «Заря» Тарасюк И. И. Он не только продолжил дело Гуцева, но и приумножил его достижения, и сейчас это хозяйство — одно из лучших в районе».

Семья Патеюков, д. Залесье.

«А. Е. Гуцева я знала раньше, по­мню и сегодня. Анатолий Емельянович отбывал наказание в Калининградской трудовой колонии. Он был выпущен досрочно с поселением на территории к-за «Заря» и принудительной отработкой. В ту пору ему было 44 года. Дали ему в руки не перо и бумагу, а лопату и вилы. По-разному отнеслись к этому люди. Кажется, не совсем правильно поняли это и его близкие. Семья стала разваливаться, с женой они развелись. Из нажитого имущества Анатолий Еме­льянович взял чемодан с книгами и ушел… в никуда. И вот с этим, прости­те, «никуда» я познакомилась в 2000 году, когда работала собкором газеты «Шаг».

Итак, Мария Демьяновна Гуцева.

Познакомились они в 1980 году у ее знакомых, он в разводе, она — вдо­ва. «В тот день я увидела его впервые, хотя слышала о нем и раньше, — вспо­минает женщина. — Я настолько была очарована его речами, его голосом, его эрудицией, я была в восторге от его вне­шности. Я поймала себя на мысли , что знаю этого высокого черноволосого уса­того красавца, кажется, вечность. Но кто я рядом с ним? Хоть и бывший, но председатель, с высшим образованием. А я? Только швея…» Мы обменялись всего лишь взглядом. На том и разошлись.

Вскоре Мария Демьяновна серьез­но заболела и год лечилась за пределами района, изредка приезжая в Коб­рин, в пустой и холодный дом. И каким же было ее удивление, когда однажды вечером в ее дверь постучали. На по­роге стоял Анатолий Емельянович.

— Мы расписались в ЗАГСе, и он на­стоял на венчании в церкви. Я согласи­лась, — рассказывает Мария Демьянов­на. — Жили мы очень дружно. Я была не против его общения с детьми, как могли, мы им помогали. За все 15 лет совместной жизни он ни разу не позво­лил себе ни одного недостойного поступка, а меня всегда называл ласково — Машенька. А вот с работой у него не ладилось. Бывало, не раз приходил и говорил, что вот тот и тот не против дать ему порядочную работу, но боится не­приятностей.

В 1995 году Анатолий Емельянович получил пенсию, и в этом же году про­изошло несчастье — с ним случился удар. Он не мог без помощи передвигаться, говорил невнятно. Но его жена не запаниковала. Вскоре она уже по глазам понимала, что нужно ее Толику. Они купили инвалидную коляску и вес­ной стали выезжать на прогулки. Даже на автомобиле катались, ездили на дачу. Так длилось 11 месяцев.

— В тот день, в ноябре, Толя попро­сил выключить телевизор, — вспомина­ет женщина. — Я даже не заметила, как он закрыл глаза, наклонился. Когда я схватила его за руку, он был уже мертв… Похоронила я Анатолия Емельяновича на кладбище за райбольни­цей, там, где он и хотел. Я и себе там оставила место, рядом с ним. И хоть прошло уже столько лет после его смер­ти, не было ни дня, чтобы я о нем не вспомнила. Ходила на кладбище и рассказывала ему о новостях, о том, что в газетах пишут, обо всем, что происхо­дит тут, на земле…

В ответ на мой вопрос, любила ли она Анатолия Емельяновича, Мария Демьяновна сказала просто:

— Я и теперь его люблю».

Нина Марчук, д. Глинянка

«Прочитав в газете за 27 января статью «Икар эпохи социализма» я невольно мысленно вернулась в тот период своей жизни, когда у всех на слуху был Великий Гуцев. Помню, с каким теп­лом и восхищением о нем говорили простые кре­стьяне…Из истории известно, что решения парторганов, а часто и личные указания партсекретарей подлежали безоговорочному исполне­нию, неисполнение их рассматривалось как от­ступление от генеральной линии партии со все­ми вытекающими отсюда последствиями, что мы и видим на примере с Анатолием Емельянови­чем.

Трагедия Гуцева должна напомнить нам, осо­бенно звену руководящему, как бережно, уважи­тельно следует относиться к кадрам всех уров­ней, проявлять заботу не только о повышении заплаты работников, но и заниматься нравствен­но-политическим воспитанием, ибо железная дис­циплина на производстве может быть только со­знательной дисциплиной. Феноменальный успех Гуцева — сочетание работы производственной с работой воспитательной, т.е. идеологической.

Анатолий Емельянович проявил огромную ра­ботоспособность, у него не было мелочей, этим он заряжал окружающих людей, добиваясь обще­го успеха. Время уже реабилитировало Анатолия Гуцева — де-факто, а мы обязаны перед своей со­вестью и историей реабилитировать его де-юре.

С искренним уважением Валентина Алек­сеевна Стрельчук, юрисконсульт санато­рия «Буг» г. Кобрин»

«После возвращения из тюрьмы А. Е. Гуцев в 1984 г. женился на моей тете, так мы с ним и позна­комились. Мы много общались, беседовали, и сегодня я могу сказать, что знакомство с этим чело­веком много мне дало. Он от рождения был щед­ро одарен, и образование развило его способности. Прирож­денный лидер и противоречивая личность, он всегда вел, а то и просто тянул за собой окружающих. После тюрьмы ему было прежде всего морально тяжело начинать свою жизнь сначала. Но он по-солдатски стойко переносил все тяготы, тем более что вернулся он с «букетом» серьезных болезней. Ни тюрьма, ни отношение бывших товарищей не сломили его волю, он остался добрым человеком, не озлобленным на весь белый свет. Он всегда любил и помнил своих детей и чем мог, ста­рался им помогать.

Анатолий Емельянович не стеснялся и не боялся простой тяжелой работы, хоть и был очень умным и образованным чело­веком. Весной и летом в небольшом дачном домике они с тетей Марией много работали на земле. Наши дачи были рядом, и я постепенно тоже приобщился к труду на огороде, нередко помо­гал им. И знаете, какую бы тяжелую работу мы с ним не делали, он всегда брал бревно с толстого конца, становился с той сторо­ны, где тяжелее. С этим человеком было интересно общаться, т.к. его разносторонние знания увлекали собеседника, а сохра­ненное в невзгодах чувство юмора всегда оживляло беседу.

К сожалению, в нашем обществе так принято: о выдаю­щемся человеке мы говорим в прошедшем времени. Как буд­то при жизни нельзя оценить его по достоинству. Мария Дмит­риевна и я благодарны А. Сущуку за добрые слова о челове­ке, который оставил значительный след в жизни. Все в итоге становится на свои места. Я уверен, что пройдет еще немного времени, и добрая память об А. Е. Гуцеве хоть посмертно, но будет восстановлена».

А. В. Литвинович, г. Кобрин