Сущук, А. Икар эпохи социализма / Алексей Сущук // Кобрин-информ. – 2005. – 27 января (№ 4). – С. 3.

Трагическая судьба Анатолия Гуцева, принявшего под свое руководство отстающий колхоз «Заря».

Икар эпохи социализма

Смастерив себе крылья, Икар поднялся на высокую гору, вышел на край одинокого утеса и взлетел над бездонной пропастью. Словно большая птица, он парил в голубом небе, поднимаясь все выше. Напрасно предостерегал его мудрый старик Дедал от высоких полетов — Икар стремился к заоблачным вершинам. Но вот уже и горные пики остались позади, и тучи, и ветры — отважного пионера манило к себе Солнце, он хотел показать ему свои крылья и сказать, что люди могут достигать заоблачных далей. Икар приблизился к Солнцу, но дыхание огненного светила сожгло его большие и сильные крылья. Путь на землю был мучительным, юноша погиб, упав на дно того самого ущелья, над которым он парил, начиная свой полет.

Миф, рожденный древними греками, удивительным образом напоминает судьбу нашего земляка.

СПК «Восходящая заря» сегод­ня занимает лидирующие позиции по производству сельскохозяй­ственной продукции в Кобринском районе. И мало кто из молодого по­коления современников знает, что прочные основы стабильного и процветающего хозяйства, в кото­ром дважды побывал Президент Беларуси и куда часто приезжают за опытом из других районов и обла­стей, в 60-е годы заложил Анатолий Емельянович Гуцев — выдающийся хозяйственник и организатор кре­стьянского труда. Он уже ушел из жизни, но память возвращает лю­дям его, опередившего время Ика­ра эпохи социализма.

Из рода управляющих

Анатолий Гуцев родился в 31 января 1935 года в д. Мильча Го­мельского района. Его предки были управляющими в крупных имени­ях, на производствах и вели дела блестяще. Отец Анатолия, Емельян Захарович, сражался на фронтах Великой Отечественной, а после войны работал директором школы, мама тоже была учительницей.

В десятом классе Толя Гуцев написал письмо Сталину, в котором изложил, как, по его мнению, надо руководить сельским хозяйством. Практический урок на тему, кому и как надо писать письма, он получил в местном отделении НКВД. Но па­рень выстоял в передряге. Он с от­личием окончил школу, затем — Горецкую сельхозакадемию. Молодой учёный агроном женился на одно­курснице и по распределению при­ехал работать в Шерешевскую МТС. Вскоре его перевели в управ­ление сельского хозяйства Пружанского РИК, а еще через несколько лет назначили начальником сельхозуправления Дивинского РИК. После расформирования Дивинс­кого района в 1959 году 24-летний Гуцев принимает отстающий колхоз «Заря», его же на становится агрономом.

Взлет над пропастью

Каким было в то время хозяй­ство, свидетельствует рассказ чле­на правления колхоза Ф. Ф. Коцюбко: «Когда Гуцев А. Е. стал предсе­дателем колхоза, колхозники полу­чали на 1 трудодень по несколько копеек. Скот падал, кормов не было, животноводческих помеще­ний не хватало. Урожайность была 6-7 ц/га». Полмиллиона долгов, простаивает изношенный транс­порт, коров от бескормицы подве­шивают к стропилам. Сейчас не­многие знают: если скотина висит, то быстро не сдохнет, а стоит ее по­ложить на землю — сразу околеет. Новый председатель впрягся в ра­боту и тянул отстающий колхоз, как бык, увязая по колено в трясине, тянет из болота груженую подводу.

На первых порах вместе с му­жиками всеми правдами-неправда­ми доставал пропитание скоту, за что получил выговор, но результа­том был доволен — ни одна корова не пала. На следующий год, осушив болото вокруг центральной усадь­бы, кормов заготовили вдоволь. Раскорчеванные заросшие земли включили в севооборот. Предстоя­ло добыть новые сорта семян, что­бы получить хороший урожай зер­на, и с этой задачей председатель справился. Он умел работать и дру­гих заряжал своей энергией. «Гуцев А. Е. своим личным примером по­казывал, как надо работать. Сам лично с женщинами рвал лен, зак­ладывал силос, косил сено и т.д.,» — свидетельствует Ф. Ф. Коцюбко.

С простого начинался подъём. Председатель внедрял новые техно­логии повышения плодородной силы земли, удоев молока и приве­сов скота. Приглашал в колхоз гра­мотных специалистов, устанавли­вал связи с учёными-аграриями и сам упорно занимался самообразо­ванием. По свидетельству жены, спал он в это время по четыре часа в сутки, ел кое-как, много читал. В комнате позади его кабинета в кон­торе были огромные стеллажи с ли­тературой по животноводству, аг­рономии, техническому обеспече­нию.

Постепенно дела в колхозе ста­ли улучшаться, и через несколько лет «Заря» выбралась из долговой ямы.

Стремление к Солнцу

Предстояло решить вопрос от­мены уравниловки в зарплате и материальной заинтересованности колхозников. После многих заседа¬ний райкома А. Е. Гуцев сумел убе¬дить руководство позволить хозяй¬ству внедрить у себя новую систему оплаты труда. «Каждому специ­алисту была установлена основная оплата труда и дополнительная. До­полнительная зависела от выполне­ния показателей: месячного плана, качества работы и культуры на про­изводственном участке. Каждый специалист старался на своем про­изводственном участке выполнить план, началась борьба за культуру производства, исчезли кучи мусора, быстрее стал решаться вопрос ре­монта техники,» — читаем в свиде­тельстве очевидца. Это сейчас та­кой подход кажется единственно правильным, а в 60-е годы сельча­нам паспортов не давали, чтобы в город не уехали, — такое было сти­мулирование труда.

Из «Зари» никто в город не стремился. Новый председатель не только смог поднять колхоз с колен, энергия и предприимчивость А. Е. Гуцева вывели хозяйство на путь процветания. Построен первый в республике полностью механизи­рованный элеватор-зернохранили­ще в комплексе с зерносушильным и комбикормовым цехами. Вступил в эксплуатацию первый в республи­ке свиноводческий комплекс на 12 тысяч голов откорма. Анатолий Емельянович умел «пробить» круп­ные проекты и, как говорится, под­нять деньги «с земли» — проявить хозяйский подход, реализовать ме­стные возможности. А хозяином он был настоящим, в колхозе год за годом открывались новые цеха и производства. Вопреки запретам партийных чиновников, в «Заре» построили колбасный цех, выпус­кали деликатесные копчёности и получали высокую прибыль. Заготзерно не справлялось с переработ­кой зерна — поставили свои склады с мельницей и сушилками. Не хва­тало шифера для многочисленных построек — наладили собственное производство. Негде было взять пи­ломатериалы — восстановили бро­шенную лесопилку, стали произво­дить свои, дешевые. Оборудовали теплицы и выращивали на прода­жу розы. Было начато строитель­ство комплексного механизирован­ного коровника с навозохранилищем, зверофермы, цеха по произ­водству кормовых дрожжей. Круп­ные производства и небольшие цеха приносили прибыль — колхоз использовал деньги на то, чтобы сделать достойной жизнь людей в деревне.

Восходящая «Заря»

Хутора с полей перенесли в деревни и благоустроили. Для колхозников построили около восьмиде­сяти квартир-домов. Детский сад, пионерский лагерь, дом отдыха для взрослых — все делалось добротно, на десятилетия. По бездорожью проложили дороги и первыми в районе их асфальтировали, подве­ли природный газ, установили те­лефоны. По настоянию председате­ля начальная школа в Хидрах стала восьмилетней, позже средней и пе­реехала в новое здание.

Первой в районе «Заря» строит типовой Дом культуры на 300 мест, клубы-библиотеки в бригадах, 4 магазина, столовую, быткомбинат. В начале 70-х в Хидрах разверну­лось строительство плавательного бассейна, о котором тогда город только мечтал. В это время А. Е. Гуцев «пробивал» и строительство спорткомплекса с искусственным льдом. Партийные руководители отвечали: «Другие не могут накрыть коровник, а тебе подавай спортком­плекс!»

Весть об успехах Кобринской «Зари» и имя председателя Гуцева эхом распространялись за пределы республики. Здесь встречают загра­ничные делегации. Здесь появляют­ся два Героя Социалистического Труда (из трёх в районе). А. Е. Гуцев поступил в аспирантуру и начал писать кандидатскую диссертацию. Он дважды участвовал в ВДНХ СССР, в 1971 году был награжден орденом Трудового Красного Знамени.

В «Зарю» приезжает представи­тель Союза кинематографистов СССР для обсуждения вопроса о создании документального фильма об А. Е. Гуцеве. Мне, директору рай­онной киносети, пришлось сопро­вождать высокого гостя. Дивился приезжий из Москвы: в городе про­блема попасть на сеанс, а в «Заре» киномеханик безбилетно крутил кино колхозному люду — хозяйство оплачивало показ банковским по­ручением. О таком не было слыш­но во всём Советском Союзе.

Грехи председателя

В 1976 году в судьбе передово­го председателя наступил резкий перелом. Так что же случилось?

Работая над материалом, я по­знакомился с копиями многих доку­ментов, беседовал с разными людь­ми и пришел к твёрдому убеждению, что такой энергичный и предприим­чивый вольнодумец, каким был Анатолий Емельянович Гуцев, не мог быть безликим «винтиком» единого механизма, работать в рамках схемы, управляемой всевластным партийным аппаратом — личность этого человека требовала простора, свободы. Он попирал догматы — и поплатился за это.

Я был членом райкома и хоро­шо помню, как Гуцев с острой кри­тикой выступал на пленумах. Ему бурно аплодировал зал — все, кро­ме президиума. Доказывая свою компетентность, отстаивая право колхоза вести сев и уборку по свое­му усмотрению, «пробивая» новые проекты, он стучался во все двери: осаждал парткомы, обращался в ЦК, подключал учёных.

Но в этом Гуцева еще терпели. Большой «грех» молодого предсе­дателя был в том, что он позволял себе нелицеприятные высказыва­ния в адрес чиновников всех ран­гов, в том числе первого секретаря райкома. В те годы первым лицом в районе был А. П. Старовойтов. Резкое, обидное слово, адресован­ное ему, и стало тем камнем, с ко­торого началась лавина, погубившая дерзкого альпиниста.

Сожженные крылья

В «Зарю» приезжает проверка из ОБХСС, но все документы ока­зались в порядке. Начали «копать» за все последние пять лет. Стоит по­яснить, что предприятия, особенно колхозы, несколько раз в год про­верялись местным контрольно-ре­визионным аппаратом, а был еще контроль ведомственный, област­ной и министерский. Прокуратура ежегодно проверяла в порядке прокурорского надзора соответствие принимаемых решений нормативно-правовым актам и карала за вольности. Так вот, до этого за председателем колхоза «Заря» ника­кой крамолы не числилось. Имея на колхозном счету два миллиона сво­бодных денег («Жигули» стоили 5- 6 тысяч), А. Е. Гуцев был необычно скромен. Он не имел личного авто­мобиля. Семья из шести душ (чет­веро детей) жила в трёхкомнатном колхозном домике. И детям своим председатель домов не построил за 17 лет руководства хозяйством.

А. Е. Гуцева исключили из партии, сняли с должности. Он не молчал: активно доказывал свою правоту, писал во все инстанции. Несколько следователей, убедив­шись в необоснованности предъяв­ляемых ему обвинений, отказалась вести следствие. На совещании в УВД более половины присутствую­щих также высказались против воз­буждения уголовного дела. Но ма- ховик был запущен… 11 месяцев, пока шло следствие, Гуцев сидел в КПЗ. Позже следователь заявит: «Если бы мы тебя не посадили, мы бы ничего не доказали…»

Ему «накопали» 150 тысяч руб­лей, использованных не по назначе­нию: «разобрались» и с новой систе­мой оплаты труда, и с другими но­вациями председателя. После обра­щений в партийные и судебные ин­станции, где поймут всю нелепость обвинения, сумму снизят до 10 тыс. руб. Но Анатолий Емельянович по­нимал: его не за нарушения наказы­вают, ему мстят за острую критику, за непозволительные высказыва­ния, за то, что вел дела не по партий­ной указке и добился успеха.

На черной скамье…

Месяц длился суд, было опро­шено более двухсот свидетелей.

— Я доярка и пришла в суд по поручению всех доярок колхоза, да и всех колхозников, чтобы передать вам, уважаемый Анатолий Емелья­нович, наше самое глубокое уваже­ние, — сказала на суде женщина. — А еще скажу, что у нас потекла кры­ша коровника, и люди говорят: был бы наш Анатолий Емельянович, этого бы не допустил.

— Не по существу говорите, са­дитесь, — сказал судья.

(Из воспоминаний И. П. Черни­ка, директора РДК).

Сергей Гуцев: «При разборе дела зашел вопрос о различном вложении средств колхоза. А одним из проявлений финансовой дея­тельности руководителя была под­держка молодых людей, вернув­шихся из Вооруженных Сил. Отслу­жившим армию в «Заре» выплачи­вали по 200 рублей и предоставля­ли работу — реально помогали ста­новлению молодежи. То, как посту­пал председатель, и то, как расце­нивало это судейство, было на­столько разительно противополож­ным, что конвоир, молодой солдат внутренних войск, заплакал от столь явного проявления неспра­ведливости. Забота о людях в большинстве своем была лишь на устах властвующих, а здесь она была явной, и ему даже не снилось, что где-то здесь, рядом, бывшему солдату оказывали серьёзную помощь в обустройстве жизни. Конвоира тут же убрали…»

Суд принял «нужное» решение: Гуцев был осужден на три года ли­шения свободы за то, что нанес «Заре» ущерб «в особо крупных размерах». То обстоятельство, что бывший председатель принял хо­зяйство с полумиллионным долгом, а оставил с двумя миллионами при­были, притом за средства хозяйства развернул невероятное по масшта­бам строительство, во внимание не было принято.

Колхозники «Зари» направили обращение областному суду в защи­ту своего председателя. Письмо подписали 378 человек. Но ни об­ращения людей, ни высокопостав­ленные знакомства, ни награды не помогли А. Е. Гуцеву.

Эпилог

Он был освобожден через пол­тора года, работал в «Заре», возме­щая по решению суда ущерб колхо­зу, затем в других организациях. Занимать руководящие должности Гуцев не имел права, могучий та­лант организатора-хозяйственника был невостребованным в то время, когда высокие партийные чины ре­шали проблему эффективного веде­ния сельского хозяйства и в стране одна за другой принимались продо­вольственные программы. Во вре­мя перестройки А. Е. Гуцев написал письмо Горбачеву в надежде, что его дело пересмотрят. Но чуда не произошло. Анатолий Емельянович умер в ноябре 1996 года.

Советский Союз распался, по­хоронив под обломками «ум, честь и совесть» — КПСС, великая держа­ва не выдержала испытания време­нем. А заложенный А. Е. Гуцевым фундамент колхоза «Заря» выдер­жал, построенные им производства продолжают приносить прибыль, в домах подрастают дети. Поддержи тогда всемогущая партия вот таких Гуцевых, и жизнь государства по­шла бы разумным эволюционным руслом. Друг семьи Гуцевых, про­фессор Московского физико-техни­ческого института Л. Д. Кудрявцев, однажды заметил: «Придёт время, и Гуцева реабилитируют». Возмож­но, так оно и будет…

Алексей Сущук