Шеламова, Т. Играй, музыкант / Татьяна Шеламова // Вечерний Брест. – 2010. – 30 апреля.

Жизненный и творческий путь С. Любчука.

Играй, музыкант

Даже человек непосвященный угадывает в Любчуке музыканта. А когда-то Сергей Феодосьевич собирался обрести «сугубо мужскую» профессию летчика. В подростковом возрасте с лучшим другом пристрастились к технике. Успех нашел товарищей в авиамоделировании: на областном конкурсе их команда вышла на первое место.

После школы оба написали заявление в училище гражданской авиации. Но когда из далекого города Сасово прислали вызов, Любчук неожиданно почувствовал близость непоправимой ошибки. Ему вдруг бесконечно, до боли, стало жаль той части жизни, которая связывала его с музыкой. Приходили какие-то новые ощущения – как будто кто-то заставлял прокручивать воспоминания детства. Его мама, известная в Дивине портниха, всегда пела за машинкой. Деревенские «вечерки», которые устраивались в доме Любчуков. Именно в их стоящей на окраине Дивина хате по выходным собиралась местная молодежь на танцы.

Вспомнилось, как старший брат Петя осуществил свою мечту – купил аккордеон. Такого инструмента в послевоенной стране не было – только на рынках продавали немецкие трофейные аккордеоны под смешным названием «Примус». Петр отправился за ним на маленьком самолете-«кукурузнике», курсировавшем по маршруту Дивин – Брест. И пообещал: если купит инструмент, непременно перед посадкой покружит над родительским домом и сыграет что-нибудь эдакое. Все посмеялись. Но через несколько часов над усадьбой Любчуков уже кружил «кукурузник», в его открытой двери виднелась фигура Пети. Только за гулом мотора было не разобрать, что исполняет счастливый музыкант…

Внезапно этот эпизод из прошлого показался значительным, судьбоносным. Любчук понял, что не достигнет в жизни главного, если пойдет по чужой дороге. Он поехал в Брест и поступил в музыкальное училище. Аккордеон и саксофон по тем временам были запрещенными инструментами, поэтому Сергей поступал по классу баяна. Нот он, правда, не знал, все подбирал исключительно на слух, так что экзаменаторы предложили с баяном повременить – заняться балалайкой. Сергей был в растерянности, но отец поставил точку в сомнениях сына. «Ты музыкант, а музыка нужна при любой власти», – сказал папа. За год Любчук выучил нотный стан, освоил гармонию и добился своего – способного мальчика перевели в класс баяна. Так Сергей Любчук оказался за одной партой с Эдуардом Ханком.

В консерватории открылись новые таланты – Сергей стал писать музыку, стихи. К Новому году послал родителям поздравление – 12 стишков на каждый месяц в году. Потом в рифмосложение играли с сыном. Сергей Феодосьевич писал сыну в армию письма в стихах, тот отвечал рифмуя. Попробовать в себе композиторский талант заставил консерваторский конкурс среди баянистов: жюри принимало к исполнению только произведения белорусских композиторов. Любчук решил, что сам умеет сочинять, и представил фантазию на тему белорусских песен – свое первое музыкальное осмысление народной музыки. После это произведение вошло в музыкальный фонд Белорусского радио.

Он получил приглашение от профессионального оркестра народных инструментов, в котором играл знаменитый Иосиф Жинович. Но Любчука потянуло на родину. Здесь его имя впервые зазвучало, когда Сергей Феодосьевич пришел работать в ансамбль песни и танца «Брестчанка» Брестского электромеханического завода. При его участии ансамбль очень скоро получил звание «народного», а еще через несколько лет – «заслуженного». Признанием коллектива стало приглашение участвовать в концертной программе Олимпиады-80 в Москве. После цикла концертов для иностранцев директор Дворца культуры имени М. Горького, где «пела и плясала» Олимпиада-80, предложил Сергею Любчуку место главного хормейстера. «Зачем вам провинциал? – удивился Сергей Феодосьевич. – У вас работает хормейстер хора имени Пятницкого Владимир Сигалов!» «Знаю, что делаю», – строго ответил московский директор. Но Любчук отказался: не хотелось, чтобы пресловутый «квартирный вопрос» осложнил его дальнейшую творческую жизнь.

В 1981 году Любчука пригласили в новенький Дворец культуры профсоюзов руководить ансамблем песни и танца «Берестье». Правда, название было, а самого коллектива не существовало. Артистов надо было где-то искать. И Любчук пошел в ближайший институт. БИСИ (нынешний технический университет) предоставил музыканту поточную аудиторию, в которой сидели более 700 человек. И каждый – каждый! – спел Сергею Феодосьевичу пару нот, демонстрируя творческие способности.

С ансамблем «Берестье» он объездил практически всю Европу – доехал до Португалии. Испанию увидел, как говорится, изнутри. Брестчане бывали и в знаменитых, воспетых классиками городах, и в маленьких, Богом забытых, пыльных испанских деревеньках.

Сегодня, когда круглая дата заставляет задуматься, Любчук составляет сокровищницу жизни. Сюда можно вписать и создание ансамбля «Красуня» в ОАО «Продтовары», и десятки песен, и огромное количество аранжировок народных композиций. Собрание своих аранжировок для оркестров народных инструментов Сергей Феодосьевич собирается выпустить отдельным сборником. Важным достижением Любчук считает продвижение учеников. Он указал путь в музыку студенткам Академии музыки имени Гнесиных (Москва) Алесе Лесновой и Татьяне Гребень. С его легкой руки Даша Лаврентьева стала студенткой факультета «Народное пение» Белорусского университета культуры. Самый молодой ученик Любчука – Дима Куш – в прошлом году поступил в Брестский музыкальный колледж на специальность «Академический тенор».

Все сбылось.

В воскресенье, 2 мая, во Дворце культуры профсоюзов состоится юбилейный концерт Сергея Любчука. Начало в 16.00.

ТАТЬЯНА ШЕЛАМОВА